Февраль («Гудела земля…»)

Гудела земля от мороза и вьюг,
Корявые сосны скрипели,
По мерзлым окопам с востока на юг
Косматые мчались метели…
И шла кавалерия, сбруей звеня,
В туман, без дороги, без счета…
Скрипели обозы… Бранясь и стеня,
Уныло топталась пехота…
Походные фуры, где красным крестом
Украшена ребер холстина…
И мертвые… Мертвые… В поле пустом,
Где свищет под ветром осина…
Бессмысленно пули свистали во мгле,
Бессмысленно смерть приходила…
В морозном тумане, на мерзлой земле
Народная таяла сила.
А в городе грозном над охрою стен
Свисало суконное небо…
Окраины дрогли. Потемки и тлен —
Без воздуха, крова и хлеба…
А в черных окраинах выли гудки,
И черные люди сходились…
Но доступ к дворцам охраняли штыки,
Казацкие кони бесились…
А улицы черным народом шумят,
Бушует народное пламя!
Вперед без оглядки — ни шагу назад!
Шагнешь — и свобода пред нами!..
С фабричных окраин, с фабричным гудком
Шли толпы, покрытые сажей…
К ним радостно полк выходил за полком,
Покинув постылую стражу…
Он плечи расправил, поднявшийся труд,
Он вдаль посмотрел веселее…
И красного знамени первый лоскут
Над толпами вился и реял…
На крышах еще не умолк пулемет,
Поют полицейские пули…
Ни шагу назад! Без оглядки вперед!
Недаром мы в даль заглянули…
А там погибает в окопе солдат,
Руками винтовку сжимая…
А там запевает над полем снаряд,
Там пуля поет роковая…
А в снежных метелях, встающих окрест,
Метался от Дна к Бологому
Еще не подписанный манифест,
Еще не исправленный промах.
Бунтуют фронты… Над землей снеговой
Покой наступает суровый…
Чтоб грянуло громче над сонной землей
Владимира Ленина слово…
1926
подпись: Эдуард Багрицкий